История города

Почтовая история Черемуховой пади

Ну что же, с праздником, друзья! Днем Российской почты. Да, есть и такой, учрежден на так давно, в 1994 году, но основание для него много старше. Это сейчас так просто: зашел в сеть, узнал новости, открыл почту (сколько же здесь спама!), поставил фильтры на мусор, — и вроде все. Хотя, нет, еще личка в соц.сетях, видео сообщения в Скайпе и Вотсапе. М-да, неплохо стали жить, слушайте! И зачем нам какая-то почта?

А если посылка придет? Заказное письмо первым классом? Еще чего-нибудь этакое? Куда бежать тогда? Правильно: на почту.
А ведь совсем недавно, казалось, ходили по улицам и подъездам почтальоны (кстати, и сейчас есть), приносили выписанные журналы и газеты, срочную корреспонденцию.

А целый пласт коммуникативной культуры, определяемый почтовыми открытками! Стартовавший еще при царизме, но массовое развитие получивший (в том числе, у нас) после пуска Транссибирской магистрали.

И чего же только тогда не посылали, поздравляли со всем чем угодно: рождением, крестинами, Днем ангела, помолвкой, свадьбой, Рождеством, Светлой Пасхой, да просто, наконец, важно было послать весточку, чтобы напомнить о себе, о дружбе, родственных связях…

Вот такие заверения в дружбе доверяли почте приказчики П.К.Щелкунова.

А сколько литературы получали черемховцы по подписке! Чтобы не только быть в курсе новостей и событий, но использовать затем на протяжении многих лет полученные по почте издания по прямому назначению: для чтения.

А еще многие черемховцы по почте получали многотомные подписные издания. Столичные типографии издавали все больше и больше роскошных книг, и, чтобы получить их, вовсе не обязательно было ехать за тридевять земель. Достаточно было оформить подписку на почте. Как, например, делал Петр Карпович Щелкунов. До сих пор о его библиотеке ходят в городе легенды. Кто ищет ее следы в подземных ходах под улицей Декабрьских Событий, кто-то обнаруживает ее в русском Харбине времен белогвардейской эмиграции. А мы, например, в нашем музее истории города Черемхово. Вот только один экземпляр из двенадцати-томной подписки, которую Петр Карпович получал по почте. И который включает не только все торговые и авторские знаки издателей, но и личные знаки владения библиотеки Щелкунова. Настоящая библиографическая редкость!

Вы думаете, блогеры появились сейчас? Ничего подобного. Минимум лет сто и даже больше назад. Как? — спросите. А вот так, проще простого: отправляя почтовые карточки с видами мест, где довелось проезжать.

Привет из Москвы, Екатеринбурга, Канска, Иркутска, Черемхово!

И не просто с видами, а иногда — с достопримечательностями того или иного места. Например, в Черемхово таким примечательным субъектом был местный юродивый Антоша, изображения которого были известны с начала 20 века по начало гражданской войны, когда его активно фотографировали чешские интервенты.

Индустрия видовых открыток, особенно с распространением цветной печати, шагнула так далеко в позапрошлом веке, что почтовая доставка стала своеобразным атрибутом праздника. Кстати, сам стиль открытого письма тоже имел определенную стилистику, учитывая, что текст с обратной стороны красивой картинки на куске картона сможет прочесть, как минимум, один человек — почтальон, — люди весьма сдерживались при проявлении личных чувств. Теперь понятно, почему открытка так называется? Потому что включает открытое для всех письмо.

Новая Советская власть, отрицая все старое (Мы наш, мы новый мир построим! (С)), тем не менее, приняла на вооружение культ письменной коммуникации, ставший популярным еще до революции. Как только не рекламировался важный социальный функционал почтальонов: на открытках дети с почтовой сумкой вручали письмо игрушкам, на предприятиях передовикам вручали «правительственные телеграммы» с поздравлениями перевыполнения плана и Новым годом (часто — чуточку впереди от всех остальных), стихотворение Самуила Маршака о ленинградском почтальоне знали практически все. Как раньше — молитву «Отче наш… «. Многие становились почтальонами по велению души — чтобы доставлять радость людям.

А потом случилась война, и письмоносцев стали ждать и бояться… Именно они приносили самый страшный документ военного времени: похоронку. Но они же несли и надежду на встречу: «Он жив! Жив…»

Конечно, отношение к таким письмоносцам стало двояким, и после войны много было сделано пропагандой, чтобы вновь примирить население с важностью миссии почтальона. Чего стоит один только мультфильм о героях из Простоквашино! Сейчас его даже трудно представить без вредного, но такого обаятельного почтальона Печкина. Пожалуй, о нем и думается, когда подходишь к нашему (одному из многих-многих, чего уж тут скрывать) памятников возле центрального почтамта. Но, в отличие от Печкина, в нашем городе (да и, наверное, по всей стране) почтальонами работали женщины. Между прочим, тяжелая работа, вредные профессиональные условия: сумка только одна чего стоила — до тридцати килограммов! А собаки! А просто опасность, особенно в страшные годы Перестройки, когда многие пенсионеры получали пенсию на дому, а почтальон нес в своей сумке (один и без охраны) крупные суммы… И, кстати, разносили почту каждый день, невзирая на погодные условия, а они у нас в Сибири… ну, сами понимаете. Вот потому в 2015 году у нас появился новый (вначале «золотой», затем — просто серый) памятник почтальонке.

Но, несмотря на столь яркие страницы истории почты как в нашем городе, так, разумеется, и во всем государстве, начало ее в нашем поселении стартовало задолго до сегодняшнего дня, и даже до прогрессивного девятнадцатого века. А именно — в 1743 году, когда в Черёмухову падь, на место стоявшего тогда там Баданова зимовья «посажен был Кабаков». Кстати, мы об этом уже рассказывали, например, здесь. Или здесь, где мы говорили о причинах переноса здания центральной почты с бывшей Трактовой улицы на Каменскую.

Бывшее здание почты на улице Декабрьских Событий

Но вот теперь, когда мы готовим новую выставку исторической ретроспективы «Тракт черемховский», у нас появились новые материалы о почтовой станции, давшей жизнь слободе, а затем и крупному торговому селу Черемховскому.

Во-первых, после устройства всех станционных ямов на Иркутском участке тракта, было дано распоряжение составить картографическое описание всех станций, слобод и селений. Что и было сделано.

Нам удалось приобрести копию оригинальных карт и камеральных к ним описаний 1802 года.

Разумеется, с подробной схемой расположения всех строений Черемховского селения мы сейчас знакомить читателей не будем — потом сюрприз будет), а именно — в качестве макета всего поселения. Когда? Известим позже, так что следите за публикациями.

Далее. Паршин Василий Петрович, штатный смотритель и преподаватель истории, географии, русского языка и словесности Нерчинского уездного училища, в 1849 году совершил путешествие от Иркутска до Москвы, оставив подробные описания своего пути.

В частности — описание Черемховской станции и слободы при ней, а также — указание расстояния от Половинной станции до следующей, Кутуликской. Кстати, полностью совпавшее в данными генеральной карты Иркутской губернии 1826 года.

Таким образом, мы сегодня заново открываем для себя историю Черемховского селения, возникшего когда-то благодаря Сибирскому тракту, пролистываем ее страницы, чтобы ответить на вопрос: а как это было? Что видели проезжающие и проходящие по нему? Наконец,  все ли станции на тракту были одинаковыми, или Черемховская все же чем-то отличалась и выделялась? А чем?

Макет черемховской станции

Более расширенные ответы на все эти вопросы в качестве заочного ретро-путешествия по Сибирскому тракту  с остановкой на станции Черемховской можно будет получить, посетив в музее нашу следующую выставку «Тракт Черемховский».



Skip to content