История одного экспоната

И снова с праздником!

Ну, слушайте, товарищи, так нельзя: и в воскресенье праздник, и в понедельник праздник! А что поделать – коли русский календарный праздник (а особенно – связанный и с церковным календарем, и с сельскохозяйственным) приходится на определенный день. И вот, именно сегодня – так уж вышло – уже второй год в России отмечается своеобразный дубль, сдвоенный праздник: Петров День и День русской косоворотки.

Вот теперь все понятно. Действительно, Петров День – традиционный и очень важный для русских крестьян, это макушка лета, и с этого дня торжественно начинался сенокос. Поскольку продолжался он две-три недели, и от него зависела жизнь на ближайший год, знаменовал Петров День собою начало страдной поры – жатвы. По сути, великий праздник главного крестьянского труда.

А к празднику этому была “привязана” еще одна немаловажная традиция. Поскольку для работы в поле мобилизовался весь род, сыновья, — главные помощники отца, как бы посвящались во взрослые работники. По сути, это был своеобразный обряд инициации, и не только лишь поло-возрастной, а главным образом, социально-трудовой. Отличительным ее признаком было облачение сына во взрослую рубаху – косоворотку. Не простую, а вышитую и выполненную по заведенным предками канонам. Такая рубаха называлась покосницей. И даже потом, в последующие годы, мужчины каждого рода выходили на жатву в таких рубахах. Вот откуда и пошло наше любимое: “На работу как на праздник!”.

Поскольку каждая сенокосная пора имела определенный обрядовый образ и обязательное ношение косоворотки, такая рубаха стала символом русского миропорядка. И вот теперь становится понятно, почему в 2019 году инициативная группа избрала символом праздника аутентичности русского мира именно косоворотку.Миссия праздника заключается в укреплении национального единства русского народа и всех коренных народов Российской Федерации, содействие возрождению культурных традиций русских как государствообразующего народа России, несущего особую ответственность за единство и процветание нашего многонационального Отечества.

С закреплением в статье 68 Конституции России особого статуса русского народа как «государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации», возрастает значимость визуальных и предметных символов принадлежности к «Русскому Миру», российской культурной идентичности. Одним из наиболее популярных таких символов является «косоворотка» как аутентичная и уникальная рубашка русских мужчин, история возникновения которой датируется XII веком.

Ну все, теперь вообще все понятно. Замечательный праздник, особенно в качестве “нашего ответа Чемберлену” (С), а то что это – украинцы празднуют День вышиванки, а наша косоворотка чем хуже!
Мы – всеми руками ЗА, особенно за активное внедрение косоворотки в современную одежду российских мужчин. А то праздник праздником, знаете, но ведь смысл-то в другом: в определении, в том числе и во внешнем выражении, принадлежности к русскому миру, и гордости за эту причастность.

Мы вот гордимся и, как музейщики, свидетельствуем, что еще наши дедушки активно носили такие вышитые рубашки. Конечно, мы изучили историю косоворотки и провели своеобразную ревизию хранящихся в нашем музее русских рубах. Ну, во-первых, рассмотрели историю вопроса – ведь ясно, что национальным символом интересовались по меньшей мере не один век, и не только исследуя сохранившиеся рубахи или их изображения на полотнах. А еще и обращаясь к археологическим находкам и их интерпретации в ареале Владимиро-Суздальского княжества (откуда, собственно, впервые и пошла косоворотка) и русского Севера, как главного хранителя традиций русского народа.

И что же выяснилось? Сам предмет спора: появление иной формы выреза горловины и поиск ответа на вопрос: почему он был перенесен с центрального разреза на груди вбок, чаще всего влево. Конечно, многие согласны с академиком Дмитрием Лихачевым (спору нет – великий авторитет) в том, что вырез смещен был с центра, чтобы нательный крест русского крестьянина не вываливался во время работы. Конечно, причина веская. Но разве крестьяне юго-запада (Киев, Чернигов и пр.) не работали в поле с нательными крестами? По логике, и у них в традиционной мужской одежде должны были бы произойти такие изменения. А не произошли. Значит, причина в другом?

И вот становится более убедительным аргумент в пользу военного, ратного происхождения изменений кроя. Дело в том, что именно в это время (когда было зафиксировано первое появление косовороток) – конец XI, начало XII века, в центре Руси со смещением к северо-востоку, происходят регулярные сражения. А кольчуга, которой обязательно воины (по крайней мере, знатного происхождения) закрывали от ранений тело, имела застежку со смещением влево. Все просто: в левой руке воин держал щит, которым и прикрывал уязвимое место – грудь и шею, а в правой – меч. Ну, и нательная рубаха, соотвественно, также должна была повторять конструктивные особенности верхнего ратного одеяния.

Это мы все о чем и почему так длинно? А оказывается, кроме введенной и, что немаловажно, принятой моды, ставшей затем традицией ношения рубах-косовороток, оставались рубахи и с прямым разрезом. Редко, но археологические находки это подтверждают.

И у нас в музее есть рубахи, которые, в основном, используются сейчас в формируемой выставке по Сибирскому тракту для одеяния манекенов, изображающих кандальников-каторжан.

Кстати, такие рубахи с упрощенным оформлением ворота, или даже вовсе “голошейки” были возможны уже в более близкое к нам время, особенно в среде сибиряков-переселенцев по Столыпинской реформе из регионов, близких к Украине или Белоруссии.

Но, вместе с тем, даже в качестве предмета повседневного гардероба, оформление столбика и стойки на горловине встречалось и среди мужского населения русской сибирской деревни. К примеру, это могли быть такие домашнего изготовления домотканые рубахи.

Правда, особого смещения мы здесь на видим, но правило соблюдено: левая сторона запахивалась на правую. Кроме привычной домоткани, в изготовлении повседневных рубах, особенно для подростков, молодых парней, использовался покупной цветной ситец, одноцветный или в мелкий рисунок. Например, такой, который в нашей экспозиции представлен на фигуре ямщика.

Но, конечно, самые ценные экспонаты наших фондов – праздничные вышитые рубахи, переданные музею в дар от потомков переселившихся в Сибирь уже в начале прошлого или даже конце позапрошлого века.

Один из таких замечательных образцов – свадебная рубаха Выборова Пантелея Петровича, родившегося в Сибири, деревне Романово Заларинской волости. Поскольку жили зажиточно – работать любили и умели, – как и всех представителей крепкого крестьянства, его родителей в тридцатых годах прошлого века репрессировали как кулаков. И сослали, куда бы вы думали? Слава Богу, не на север, не в лагеря, а поближе, в поселок Дзержинского (проще – Шадринку) соседнего города Черемхово, под надзор комендатуры.

Здесь шестнадцатилетний Пантелей в 1936 году пошел работать, как и отец – на шахту 5-бис, пока – просто откатчиком. А уж потом, поскольку имел умные руки, стал наладчиком и стахановцем. Как вспоминает его дочь, Наталья Пантелеевна, умел делать все, и создавать заново, и ремонтировать.

Началась война, шахтеров не пускали на фронт, так под землей, практически не выходя на свет, и проработал Пантелей все четыре года. А уж когда пришла Победа и жизнь вернулась, познакомился шахтер с девушкой, тоже из репрессированной семьи, прибывшей на Шадринку из Башкирии.

Свадьбу играть – а не в чем. И тут веское слово сказали матери молодых. Невесте мама на ведро картошки выменяла на базаре кофточку трикотажную, а вот жених предстал перед родней как полагается. Дело в том, что Евдокия Яковлевна, мать Пантелея Петровича, была знатной рукодельницей. И это тоже было в традициях крепких русских сибирских семей. Из льняной домоткани скроила рубаху-косоворотку и украсила вышивкой, конечно, как и принято – обережной, с зашифрованным сакральным смыслом. Идущие по обшлагам рукавов одиночные цветы (как дети разных родов), встречались в общих элементах: вороте-столбике, планке горловины и в окантовке подола. А самое главное – символ непрерывности и продолжения рода – повторяющиеся мотивы веточки, не голой, а с тщательно вышитыми завязями будущих цветков – это потомство.

Еще одна удивительная косоворотка, поселившаяся в нашем музее, была передана в дар Григорьевой Оксаной Владимировной, заместителем директора по учебно-воспитатетльной работе и учителем информатики в школе № 1 г. Черемхово.  Рубашка была сшита ее бабушкой Моисеевой (в девичестве Межмал) Раисой Ивановной для своего мужа Моисеева Алексея Петровича, родом с Полтавшины. Но рубашка сшита в традициях русской косоворотки.

По рассказам Оксаны Владимировны, бабушка ее не только мастерски справлялась с хозяйством, но и была замечательной рукодельницей. Она отлично вязала на спицах, крючком, шила, вышивала, к ней как к портнихе, обращались многие женщины нашего города. Бабушка очень любила вышивать картины, скатерти и, конечно, старалась подарить своему любимому мужу самые красивые рубашки.

Оксана Владимировна рассказывает:

У деда было несколько вышитых рубашек. Несмотря на, практически, отсутствие образования (4 класса церковно-приходской школы), моя бабуля была очень интересным собеседником, она много читала, любила петь, у нее было отличное чувство стиля. Дедушки и бабушки не стало в 1991 году. Они ушли с разницей в 24 дня.

Удивительно еще и то, что рубаха, вышитая как свадебная, подарена женой мужу просто так, возможно, ко Дню рождения. И это – прямой материальный свидетель не остывающего чувства, позволившего прожить Раисе Ивановне и Алексею Петровичу в любви и согласии более пятидесяти лет.  


Skip to content