img 3203
Проекты музея

Бурятский дух русского сердца

Пожалуй, случившийся перерыв в публикациях нашего онлайн-биеннале вполне себе оправдан: как это водится, молчание аккумулирует суть. Да-да, готовьтесь: мы намереваемся не просто познакомить вас, наших читателей и друзей музея, с историями отдельных интернациональных русско-бурятских семей (пусть даже знаменитых такими представителями рода, как, например, Александр Вампилов), но и с феноменом настоящего — не внешнего, а внутреннего, духовного родства. Когда русский по национальности сибиряк не только пишет о своих земляках и друзьях бурятского происхождения, но и мыслить, и думать, и чувствовать начинает так же.

Не бывает, скажете? А как тогда случилось так, что сам пульс бурятского мироощущения становится нервом и ладом русской поэтической речи? Вот-вот.

Итак, знакомимся. О сегодняшнем нашем госте удалось узнать от коллег по проекту «Земля — одна!«, музейщиков Нукутского района.

Именно они сразу же, услышав об онлайн-биеннале «Мы вместе!», дружно воскликнули:

Знаем, знаем!
У нас есть о ком рассказать, это русский писатель, но пишет он, кроме русского мира, и о бурятах. Причем так, что кажется при прочтении, что это самый настоящий булагат или хонгодор.

Ничего себе, — подумали мы и в нетерпении стали потирать руки. Где бы взять книги (а у этого писателя их вышло уже целых пять), почитать в сети и в печатных журналах?

Оказалось, все гораздо проще.

Знакомьтесь!

Александр Афанасьевич Кобелев

Александр Афанасьевич Кобелев — не профессиональный писатель, т.е., он не имеет специального литературного образования, это настоящий талант из народа.
Обычная биография парня из сибирской глубинки: родился в середине пятидесятых годов прошлого века, рос, учился, служил в армии, потом работал в Ангарском хим. проме.
Затем резко сменил урбанистику на природу: долго работал лесником, а сейчас живет в Нукутском районе Усть-Ордынского бурятского автономного округа.

Накопив за полвека жизни огромный багаж, начал писать: и стихи, и прозу.

olympus digital camera
Звезда полей

В 2012 году Александр Афанасьевич Кобелев стал победителем Международного поэтического конкурса «Звезда полей» имени Николая Рубцова «Звезда полей».

Авторы
Авторы книги «Николай Рубцов на Тотемской земле»
Алексей Новоселов и Галина Мартюкова

Тесные взаимосвязи

Еще раз убеждаемся, что проект наш придуман не зря, особенно с таким названием: «Земля — одна!». Дело в том, что все территории-участники проекта тесно связаны не только здесь, в Приангарье. Глубинные культурные связи простираются гораздо обширнее. Выдающийся драматург, уроженец нашего Черемхово, сын Аларского района Александр Вампилов был другом выдающегося советского поэта Николая Рублева, а уроженец Заларинского района, представитель Нукутского района Александр Кобелев стал лауреатом Международного поэтического конкурса имени Николая Рублева «Звезда полей».

Мало того, буквально позавчера наши любимые вдохновители и друзья — музейщики Тотемского музейного объединения — презентовали собственную книгу «Николай Рубцов на Тотемской земле».

Вот так и получается, что наша «Земля — одна!» становится нашей большой общей Родиной — Россией, объединенной культурным наследием разных народов и территорий.

Наши партнеры по проекту, представляя своего героя, поделились с нами аудиозаписями передачи Нукутского радио, где Александр Афанасьевич рассказывает о том, как бурятская культура стала ему родной.

Александр Афанасьевич Кобелев о бурятском языке и русско-бурятской дружбе

— Вот как сейчас говорить при русских начинают — переходят на русский язык сразу. А я думаю: пусть бы по-бурятски говорили, я бы бурятский язык выучил. Конечно, они так из уважения: поскольку не понимаю, чтоб был уверен, что не про меня говорят. Когда я с охотскими ребятами жил, они постоянно по-бурятски говорили. Еще у меня соседка была, учительница, ее в Заходах молодой отправили, она, наоборот, говорила: «Сколько там не жила — русского слова не слышала, и ребятишки, и все — только по-бурятски».

— Я в детстве когда в интернате жил, там заходские парни были, все буряты. Меня ни разу никто не обидел. С этими ребятами жил в интернате, фамилии все русские, Васильевых много было. Так вот, при мне — постоянно по-русски. Но иногда, бывало, я пришел, что-то делаю, они между собой по-бурятски начинают. Это во-первых.
А во-вторых, у нас в Зунгане жил старик Олёнов, он знал и бурятские сказки, загадки, вообще много чего знал и умел играть на моринхуре. Вот по молодости, у нас в школе два класса было: А и Б, так А класс бурятский язык изучал. А мы — нет, так — выражения отдельные запомнил, и все. А когда при мне по-бурятски говорят, я не понимаю. Конечно, было бы лучше, если бы разговаривали. А то сейчас же даже дома, на бытовом уровне, никто не говорит.

— Зато душу бурятского народа, поняли?
— Да, это мне близкое.

Коренное население обеих территорий, входящих в состав Усть-Ордынского округа: Аларского и Нукутского районов — участники нашего проекта «Земля — одна!», принадлежит к разным родам: хонгодарам (с тотемом лебедя) и булагатам (тотем — бык), но это — ветви одного народа.

Кто быстрее


Сообщил историк местный,
Что в Алари, говорят
Жил Гарма — бегун чудесный,
Зверобой, стрелок известный,
Из хонгодорских бурят.

Если что стрелу отклонит
И она не так пойдёт,
То Гарма не проворонит,
На лету стрелу догонит,
Скорректирует полёт.

И такой же быстроногий
Был ещё Бадма бурят.
Жил он в юрте у дороги,
Не богатый, не убогий,
Из унгинских булагат.

Если он с женой повздорит,
То уйдёт на целый день
И любого объегорит,
На ведро архи поспорит,
Что свою обгонит тень.

Пробежать он так сумеет,
В беге выложится весь,
Вокруг юрты вихрем взвеет,
Семь кругов завить успеет,
Когда тень — лишь только шесть.


Тень, бывало, не отстанет
И успеет тоже семь.
Всё равно он спорить станет,
Всё равно того обманет,
Кто неграмотный совсем.

На Унге аларских встретят,
Вместе выпьют тарасун,
На вопросы их ответят
И случайно так заметят:
«Ах, какой Бадма бегун!».

И аларские встречают,
Льют унгинским тарасун,
Все в гостях души не чают
И случайно замечают:

«Ах, какой Гарма бегун!».


Как-то раз дошло до брани,
И сказали старики:
«Чтоб не спорить, не буянить,
Бегуны на Сур-Харбане
Побегут вперегонки.

И конец наступит спору».
Вот подходит Сур-Харбан.
Бегуны по уговору
Забрались вдвоём на гору:
Старт давался от Саян.


Луки разом натянули
И пустили две стрелы,
Да за ними так рванули,
Что, догнав, под них нырнули
И вперёд ушли, орлы.


Эй, лети с дороги птица,
Уводи с пути зверей!
Видишь, вихрь какой-то мчится,
Как в коллайдере частица,
Даже чуточку быстрей.

Люди, что в пути встречались,
Не могли никак понять,
Как две тени оторвались,
За хозяевами гнались —
Не могли никак догнать.

Бегуны стремглав летели
От Саян и до реки,
Где в тени ангарской ели
Птицеловы в ряд сидели
И готовили силки.


Слабонервные и дети
Враз зажмурили глаза,
Чтоб не видеть страхи эти:
Бегуны влетели в сети —
Тут бессильны тормоза.

Всё закончилось прекрасно —
Одновременно пришли.
А толпа-то не согласна,
Кто быстрей пришёл — не ясно.
Снова споры завели.

Чтобы не было сомнений,
Посмотреть они хотят:
Как с учётом всех мгновений
Прибегут на финиш тени
И как стрелы прилетят.

Стрелы вскоре прожужжали,
Одновременно причём.
Тени вместе прибежали,
Так на финиш поднажали,
Аж язык через плечо.

Больше споров с того года
Не случалось никогда,
И с тех пор два близких рода —
Ветви одного народа,
Стали «неразлейвода».

Сегодня в онлайн-биеннале «Земля — одна!» мы познакомились с интересным самобытным автором Нукутской земли, но еще не раз будем возвращаться к его замечательному творчеству о русско-бурятской дружбе.


Skip to content