История одного экспоната

Написано пером – не вырубишь топором

Рассказывая об экспонатах нашей действующей выставки “История черемховского образования”, мы уже представляли уникальные рукописные альбомы 19 века, а также Почетный аттестат, выданный ученикам за отличные успехи и примерное поведение к 100-летию Бородинского сражения. Или, например, мы демонстрируем и такой удивительный документ поощрения и образца каллиграфии.

Сегодня мы поговорим о том, как и чем писали, что могут рассказать нам документы и иные свидетели времени – экспонаты нашей выставки. Кстати, имейте в виду, что и вы можете создать рукопись: ведь это то, что написано рукою, а не напечатано на компьютере: РУК-о-ПИС-ь. А рукопись может многое поведать вдумчивому исследователю, рассказать об авторе и его письменных принадлежностях.

Давайте немного вспомним историю ПЕРА. О, с кончика пера многих-многих великих сошли на бумагу практически все великие же классические нетленки. А еще перо перемарало по всему миру миллионы тонн бумаги, пока человечество училось писать. И лишь один из многих-многих миллионов подтвердил свою гениальность с помощью того же пера. Это благодаря, во многом, ему мы воспринимаем перо как символ вдохновения и поэзии. Конечно же, нам всем знакомо имя: Александр Сергеевич Пушкин.

А черемховцам особенно. Перед войной в городе активно застраивалась верхняя часть улицы Первомайской, и в 1935 году на краю сохраненной от угольных раскопов заповедной сосновой рощи было возведено замечательное двухэтажное светлое здание школы № 8. Через год, в 1936-м, когда весь Советский Союз готовился к столетию со дня смерти великого русского поэта, школе было присвоено имя Пушкина. Потом началась война, и новая пушкинская школа стала госпиталем, и лишь к ста пятидесяти пятилетнему юбилею со дня рождения поэта, в 1954 году восьмая школа стала единственным в городе обладателем памятника. Кстати, совсем скоро памятнику Пушкина в нашем городе исполнится 65 лет, и он давно уже стал точкой отсчета на культурной карте всего города.

Итак, символ поэзии – на центральной улице Черемхово, и сложившийся у нас в воображении стереотип: Пушкин-перо – неизбежно ассоциируется с русской поэзией да и всей литературой. Но кто знает, что на самом деле перья, которыми писал Пушкин, выглядели несколько иначе, чем на известных полотнах? Ну, во-первых, начнем с того, что это было не так уж общедоступно и дешево. Из крыла гуся (причем, если человек пишет правой рукой – полагалось левое крыло и наоборот) для письма были пригодны лишь 3-4 пера. А ведь они не вечны, довольно легко стачивались. Поэтому была такая практика: перо делилось на три части, при этом, конечно, все это романтичное оперение срезалось. Мало того, Пушкин еще с Лицея привык писать огрызками, как рассказывали его однокашники, так, чтобы можно было только держать пальцами остаток пера. А при творческих муках он еще и грыз верхушку пера, и, чтобы написать какой-либо шедевр, бывало, вся комната была завалена исписанными перьевыми останцами.
В музее Пушкина Мойке в Санкт-Петербурге в экспозиции “Рабочий стол поэта” представлена величайшая реликвия: подлинное перо, которым писал Александр Сергеевич. Вот как оно выглядело:

Согласитесь, не так как на картине?
Но, все же, перо гуся выполняло основное свое предназначение: служить орудием письма. У пера именно этой птицы, по сравнению с другими, был ряд преимуществ: довольно длинный (надолго хватало) и объемный (удобно держать в руке) стержень, пористый и полый внутри (это позволяло хорошо впитывать и удерживать чернила). Правда, был ряд неудобств: скрипели такие перья нещадно, напоминая хруст едущей через заваленный опавшими листьями лес телеги с хворостом.

Ну и, наконец, за ними нужно было постоянно следить: правильно подрезать, чинить и прочее. Но некоторые, например, помещики, отказывались закупать перья в магазинах, а предпочитали обязывать к их изготовлению специально обученных дворовых людей.
Нам сейчас даже трудно представить, какое количество манипуляций выдерживали бедные перья бедного гуся, прежде чем становились инструментом письма. Итак, как мы помним, всего 3-4 пера давал один гусь. Затем перо надо было обезжирить, для этого его варили в щелочи, потом закалить – обжигали и закаляли в горячем песке целый час, а потом начиналось самое интересное.

Вам знакомо такое название: перочинный нож? Наверняка. А ведь значение его спрятано в самом слове: чинить перо – вот его прямое предназначение. Почему складной? Да нельзя было предугадать, когда вдруг твое перо придет в негодность и потребует новой обрезки. Потому ножики эти были маленькими и обязательно в футляре, чтобы носить с собой, и уж потом стали складными. Кроме того, не абы как можно было очинить перо, существовали специальные правила. Внимание!

Ничего не напоминает?

Да-да, именно перья ученических ручек, которые во множестве экспонируются на нашей выставке. Само металлическое перо по типу очиненного гусиного было изобретено более двухсот лет, в 1803 году, но еще долго, несколько десятилетий, по инерции в России пользовались прежними, птичьими.

Самое массовое применение металлическое перо нашло в ученической ручке. Что же она собой представляет? Это деревянная палочка (длина и толщина похожи на гусиные), металлический держатель с продольным разрезом для пера и само перо.

Посмотрите, а форма-то перьев была разная. Между прочим, у каждой разновидности были свои прозвища: “звездочка”, “уточка”… Были и еще, мы очень ждем от наших посетителей подсказок, может, кто-то узнал свое любимое перышко?

Может, кто-то спросит, откуда у нас взялись эти ручки? Интересна история их появления не только у нас на выставке, но и вообще, вторичного, можно сказать, появления на свет. Для выставки нам передали экспонаты школьные музеи, отдельные педагоги и просто жители города. Так вот, самые большие поступления у нас – из музея истории Шадринки школы № 4, за что им большое спасибо. Так вот, десять лет назад во время капитального ремонта здания школы (ранее в нем располагалась школа № 19) строители после демонтажа полов стали обнаруживать в каждом кабинете ученические принадлежности.


Ученики школы 4 бережно отмыли ручки и даже попытались ими писать.

Кроме ручек и карандашей в одном из кабинетов в большую щель между стеной и полом был засунут двойной тетрадный лист в клеточку, исписанный чернилами со всех сторон.
Когда стали разбираться, оказалось, что какая-то ученица 8 класса по фамилии Сухова (видимо, весьма нерадивая), пришла в школу без портфеля и потому была вынуждена писать на вырванном кем-то из тетради двойном листе весь день. Мы видим контрольную работу по математике и жирную двойку под ней, на другой стороне – работа по литературе (видимо, изучали Некрасова). А если повернуть универсальную “тетрадь”, можно прочесть классную работу по истории. Однако!

Впрочем, может, мы зря плохо думаем об этой ученице? Может, были сложности дома? Может, еще какие проблемы?
Справедливости ради надо сказать, что у нас на выставке экспонируются и другие работы, написанные пером. Это тетради ученика этой же 19 школы, а в старших классах – школы № 4. Кто ученик? Самый знаменитый. Герой России, космонавт № 75, Почетный житель города Черемхово, кавалер ордена Франции “За заслуги”, – Александр Федорович Полещук.

Оказывается, Александр с первого класса мечтал о космосе и в старших классах учился в заочной физико-математической школе Академгородка в Новосибирске. Это сейчас так просто учиться онлайн, а раньше… Вот две тетради: по математике и физике, на обложке указаны фамилии учителей. В каждой тетради он выполнял задания и высылал почтой на проверку. Затем получал на почте же бандероль, выполнял следующее и так далее. Два года. Вот это упорство в достижении цели! И все получилось. Вот что значит – написано пером – не вырубишь топором.

Впрочем, вряд ли Александр, будучи серьезным и целеустремленным старшеклассником, писал обычными дешевыми ученическими ручками. Скорее всего, это были тоже чернильные, но поршневые ручки. Они также представлены в нашей экспозиции.

Поршневая ручка представляла, помимо стержня, держателя и пера, еще и резервуар для хранения чернил. Очень удобно: не надо носить с собой чернильницу и постоянно макать в нее перо. Да и само перо было выполнено из качественного металла, иногда с защитным покрытием. И тогда ручка писала дольше и качественней. И бумагу не рвала, и почерк не портила. Такие ручки старались не терять и меняли их редко. А уж если ручка приходила в негодность, у каждого учителя на столе стояла карандашница с целой кипой ручек, на всякий случай. Так, например, как у легенды черемховского образования, основателя знаменитой учительской династии, общий стаж которой составляет почти 400 лет, – первого директора школы № 8, а впоследствии – директора школы-интерната слабослышащих детей Георгия Александровича Радомского.

У Георгия Александровича на столе мы видим и статусный чернильный прибор. Ну конечно, не в чернильницу же непроливайку директору ручку макать! Обычно наборы включали два, а то и три резервуара для заправки поршневой ручки: для синих, черных или фиолетовых чернил, а специально для учителей – еще и красных.

У нас на выставке представлены две разновидности чернильницы-непроливайки – в эбонитовом и стеклянном корпусе.

Но почему-то, хотя чернила из таких резервуаров не должны были выливаться, парты все же имели специальное углубление, чтобы чернильница не скользила и не падала. А то вдруг, вопреки правилу, все же прольется!

Но изобретение, согласитесь, было на века. И даже сейчас принцип непроливайки используется в ученических принадлежностях. Как? А обратите внимание на баночки для воды на уроке рисования. Хоть как тряси – не выльется ни капли воды.


Мы познакомились с учениками.

А кто же учил их?

Неужели они тоже писали чернилами?

Посетители нашей выставки могут ознакомиться с уникальным рукописным архивом Кулаковой Екатерины Григорьевны – одной из первых учителей советского Черемхово с университетским образованием, бессменным завучем школы № 1, Отличником народного просвещения, Заслуженным учителем РСФСР.
Ниже вы видите совершенно эксклюзивный экспонат – студенческую книжку 1925 года, когда педагогический факультет еще не выделился из Иркутского университета в отдельный пед. институт.
Ну, и второй эксклюзив – Аттестат на звание учителя. Каково? Это надо было после университета еще и испытательный стаж в школе пройти, не менее пяти лет, и только потом тебе присваивали имя: Учитель.
А нынче: аттестация, аккредитация, а такого красивого документа так никому и не дают (шутка, конечно).

Еще один удивительный архив представляет историю жизни в учительской профессии известного многим черемховцам учителя физики пед.училища и школы № 26 – Синица Никифора Александровича. Все три рукописи написаны разными ручками: и автоматическими поршневыми, и перьевыми, особенно это заметно по благодарственному листу студентов-заочников Черемховского педучилища.

Для многих бывших учеников символом школы навсегда осталась парта, а письма, учебы – ручка. А раньше еще и чернильница.
В школе № 4 г. Черемхово с 2008 года проводятся юбилейные встречи выпускников, 40 или 50 лет назад получившие аттестат.

И, конечно, все эти вечера никогда не обходятся без урока письма, когда бывшие ученики пишут (возможно, даже своими же ручками, случайно попавшими из пятидесятых и шестидесятых годов к нам в 21 век) послание “Здравствуй, школа! Это я”.

Кстати, мы в музее возобновили такую традицию, и когда к нам сейчас, в период пандемии, приходят на экскурсию школьники, мы проводим для них мастер-класс “Урок по чистописанию и каллиграфии”, где нынешние ученики обязательно осваивают письменные принадлежности времен их бабушек и дедушек.

А вообще, неважно, какой будет ручка, будет ли она чернильной, шариковой или капиллярной, – главное, чтобы школа стала для каждого ребенка не только важной, но и любимой частью жизни. И чтоб вспоминалось о школе все только самое хорошее. Примерно вот так.

Итак, мы провели сегодня длительное и увлекательное путешествие в историю ручки и пера, вспомнили свои школьные дни и учителей. И как будто побывали у нас в музее на выставке по истории Черемховского образования.


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Я понимаю
Политика конфиденциальности