Невидимово 011
Клуб Родословие

История заимки Невидимовых

  

Реализуя проект нашего музея «Истоки русской культуры земли Черемховской», ставший победителем конкурса 2022-1 Президентского фонда Культурных инициатив, особое внимание мы обращаем на истории старожильческих фамилий, ведь в передающихся из поколения в поколение преданиях о роде, разных его представителях, тесной связи породнения первых сибиряков русского Приангарья записана история нашего государства. Да, вот так просто, и так величественно: жизнями обычных людей, ставших крепкими жителями особой стойкой породы сибиряков, пишется история России.

По мере продвижения русских «навстречь солнцу», заселялись места, в основном, рядом с реками. На карте Семена Ремезова (1701 г.), наряду с Бельским острогом, в глубине черемховской земли, ближе в Саянам, в середине 17 века уже стоял Голуметский острог, в котором обозначена церковь. То есть, Голуметское поселение на начало 18 века уже имело все основное для жизни: воду, землю, жилье и храм.

карта Ремизова Голуметский острог
Голуметский острог на карте С.Ремезова, 1701 г.

Один из основных старожильческих родов, имя которого вписано в карту Черемховской земли, — род Невидимовых, и это не единичный случай: многие поселения здесь до сих пор имеют названия по именам основателей. Так, на реке Ирети, между Голуметью и Нижней Иретью, расположена деревня (а ранее — заимка) Невидимова. Но, поскольку выделение из большого села (а в нашем случае это — Голуметь) в отдельный «заим» происходило гораздо позднее основного заселения, мы хотим разобраться: когда это было, кто был первым жителем, как и чем жили Невидимовы на этой фамильной заимке дальше.

Место и время основания

То, что Невидимовы поселились в Голумети давно, не подлежит сомнению. Но вот когда они основали выселки на острове реки Ирети, за 7 километров от Голумети?

На срок заселения указывают различные источники.

Невидимово 012
Самсонова А.С. на Невидимово

Анна Степановна Самсонова, считающая себя последней из основных жителей заимки, впоследствии живущая вместе с семьей дочери в Нижней Ирети, говорила о соснах возле их бывшего дома:

…им, наверное, лет по 200, у нас под окнами росли. Но ведь кто-то же их посадил?

А Елена Михайловна Невидимова, родившаяся на заимке и уехавшая с родителями впоследствии в Черемхово, а затем в Алма-Ату, написала книгу воспоминаний о заимке и жизни на ней, где указывает другую дату основания:

… где-то в конце 18, начале 19 века на острове в глухой тайге в отрогах Восточных Саян поселились два брата.

Невидимово 004
Невидимова Е.М.

Официальный источник — «Список населенных мест Иркутского округа Сибирского края», 1929 г. – называет другую дату основания: 1846 год.

Итак, родовые предания расходятся с официальными данными в 50 лет. И это тоже объяснимо.

Основатели заимки

В этом вопросе также нет единого мнения. Елена Михайловна Невидимова передает легенду о двух братьях-фальшивомонетчиках — Семене и Гурии, сосланных в Сибирь из Северного Прикавказья. Получили прозвище Невидимых, отсюда – и фамилия Невидимовы.

Но существует и другое семейное предание. Согласно нему, род в Сибири начинается от бывшего солдата-суворовца Семена Невидимова (1 поколение), который был настолько мал ростом, что именно из-за этого получил прозвище Невидимка.

Вполне возможно, что может существовать и третий вариант, но он пока не ясен.

Но если просчитать дату основания именного поселения от первой трети 19 века, то, скорее всего, именно Гурий Семенович Невидимов первым построил зимовье на заимке. С другой стороны, как объяснить наличие как минимум четырех Невидимовских мельниц, две из которых зовутся Гурьевскими и находятся за пределами заимки?

Невидимово 004 2
Невидимов М.А.

Итак, по данному вопросу нами не найдено исчерпывающего ответа, хотя Михаил Алексеевич Невидимов, воспоминания которого, в основном, легли в основу книги Елена Михайловны, его дочери, о заимке и жизни Невидимовых,

прямо называет основателем Гурия Семеновича.

Жители заимки в IX и XX в.в. Их отношение к фамилии основателя

В разное время на заимке жили разные люди. Если обратиться к Гурию Семеновичу Невидимову (2 поколение), то у него из четырех детей было лишь двое сыновей: Елизар (1814 г.р.) и Николай (1819 г.р.). Дочери вышли замуж и уехали с заимки. Дарья (1816 г.р.) вышла замуж за дворянина Ивана Якимовского, предположительно ссыльного, и уехала в Иркутск, Фекла (1826 г.р.) — за Матвея Ивановича Агафонова, также иркутянина, по семейным преданиям, купца. Впоследствии, в последней трети 19 века, породнились потомки Елизара Гурьевича и брата Матвея Ивановича Агафонова — Семена.

Михаил Алексеевич Невидимов рассказывал:

У Елизара была торговля – красный товар, мануфактура.
Хозяйство стояло в Голумети (там же стоял дом Гурия). Гурий стал арендовать (а потом и купил) мельницу – под договор на 100 лет, т.е. фактически мельница перешла в полное пользование. Мельница стояла на речке Иреть. Между двумя сыновьями произошел раздел, т.к. дочерям выдавалось лишь приданное, лежавшее в сундуке, а коровы, лошади, земля – не выделялись.
По разделу братьев Елизару досталось: торговля и часть пашни (т.е. недвижимое имущество). Николаю досталась мельница на Ирети и земельный участок.

Поэтому и не сохранилось никаких сведений о пребывании Елизара Невидимова на заимке, что он первый женился и остался с родителями в Голумети, унаследовав, как старший сын, родительский дом и хозяйство. А вот о Николае, поселившемся на заимке, все старожилы говорят уверенно. Следовательно, Николай Гурьевич Невидимов (3 поколение) — первый постоянный житель заимки.

У Николая Невидимова и Матроны Еремеевны Мартыновой было 5 детей:

  • Петр – 1848 г. р.
  • Гавриил – 1849 г. р.;
  • Мария – 1850 г. р.;           4 поколение Невидимовых-Николаевских
  • Алексей – 1853 г. р.;
  • Семен – 1860 г. р.

Поскольку Мария вышла замуж за Григория Степановича Исакова и уехала с заимки, остались четверо сыновей, разница в годах между первым и последним составляла 13 лет. Основная усадьба на заимке – та, что звалась Николаевская, предположительно, и была построена первой. Она занимала весь выступающий мыс на излучине реки Ирети на западе острова. Затем, когда женился старший сын Петр, отца уже не было в живых, и молодые стали жить в отцовском доме.

Через два года после смерти отца, в 1868 году, женится Гавриил. Причем, свадьбу праздновали на широкую ногу в Голумети.

Свадебное фото Гавриила Николаевича Невидимова и Александры Прокопьевны Малковой
Свадебное фото Гавриила Николаевича Невидимова и Александры Прокопьевны Малковой, 1868 г.

Известно, что у него был свой собственный дом на заимке, но есть сведения и о том, что он там не жил. То есть, дом был официально закреплен за ним, но хозяином не использовался. Этот момент станет важным тогда, когда впоследствии Гавриил воспользуется срубом, чтобы перевезти его в другое место.

Алексей женился на дочери богатого крестьянина из старинного села Узкий Луг  на реке Белой — Екатерине Потаповне Пинской

Алексей Николаевич Невидимов с женой Екатериной Потаповной,
сыном Павлом и его семьей и дочерью Александрой и ее семьей

и поставил свой дом напротив отцовского, через верхний луг (утуг, как называли Невидимовы) в восточном направлении.
Младший Семен остался жить в отцовской усадьбе.

По данным сборника «Статистика Российской империи», 1893 г., — на заимке Невидимова числились: 2 хозяйства, 20 душ, в общем пользовании находились 78 хозяйственных десятин (1 десятина = 3200 саженей, или 1,1 гектара).

Следующие официальные сведения о населении заимки — в «Памятной книжке Иркутской губернии», 1901 г. К началу 20 века на заимке проживало 79 человек основных жителей, напрямую связанных с фамилией Невидимовы, и 10 работников (мужчин от 18 до 60 лет).

По неясным причинам в перепись следующей, 1909 года, «Памятной книжки» заимка не попала: возможно, остались неизменными прежние данные. В «Списке населенных мест Иркутской губернии» за 1912 год на заимке Невидимовой числилось 7 дворов, проживало уже только 30 человек, и площадь запашки составляла 45 десятин.

К началу 1-ой Империалистической войны на заимке в семье Невидимова Алексея Николаевича (4 поколение), кроме родителей, не осталось взрослых мужчин, способных к труду, и хозяйство стало быстро приходить в упадок. Младший Валентин (5 поколение), 1898 г.р., еще жил с родителями, средние, Иван и Василий (5 поколение), служившие в селе Черемховском в магазине у П. К. Щелкунова, погибли.

img 1782
Торговые служащие Щелкунова

По делам хозяина они поехали на ярмарку в Якутск, на реке Лене пароход потерпел крушение, один брат утонул сразу, второй выплыл, но вскоре умер от воспаления легких. С тех пор Невидимовы-Алексеевские боялись больших рек (Этот рок еще и после этого случая висел над семьей: во время Великой Отечественной войны Иннокентий Алексеевич Комаров (6 поколение) сын старшей дочери Алексея Николаевича Невидимова Екатерины — утонул при форсировании Волги в наступлении на Сталинград). Старший сын Алексей Алексеевич, сыновья Павел и Михаил (5 поколение) были на фронте.

В других Невидимовских семьях заимки дела обстояли примерно так же.

Удивительно следующее: практически все Невидимовы мужского рода, попадая в царскую армию, служили унтер-офицерами, поручиками или даже, как Невидимов Владимир Семенович (5 поколение), штабс-капитанами.

Можно сделать вывод, что, даже не имея дворянского происхождения, представители этого крепкого сибирского крестьянского рода были опорой существующего строя. Согласно военным аттестатам, выданным в 1919 г. отдельным Черемховским офицерским батальоном Колчаковской армии на 3-х двоюродных братьев, сыновей Семена, Гавриила и Алексея Невидимовых (4 поколение): Владимира Семеновича, Ивана Гавриловича и Павла Алексеевича, выходцев с заимки Невидимова, — всех их отличило такое редкое ныне качество, как нравственная безупречность. Кроме того, все были отважны, храбры и сильны физически, при выполнении задания не останавливались ни перед какими препятствиями, но вот только давить на других людей не любили. Может, потому и  пользовались уважением и авторитетом среди товарищей.

 Аттестат за 1919 год (ГАИО,Ф 558, п.6, Д.246)                  

Прапорщик Иван Гаврилович Невидимов, отдельный Черемховский батальон. Рядовой боец. В последнем чине с 18.12.1916. Родился в 1888 г., превосходный христианин. Образование: Иркутское сельскохозяйственное училище и военная школа прапорщиков Юго-Западного фронта.
Участвовал в делах и походах против Австро-Германии с февраля 1917 г. по 8 февраля 1918 г. Аттестация – отношение к служебным обязанностям – военная подготовка средняя. Отважен и храбр. При выполнении задачи не остановится ни перед какими препятствиями. Но воинской инициативы лишен и, вообще, нуждается в руководстве. Физически развит превосходно, умственно средне.
Нравственно безупречен. Хороший товарищ.

                                               Командир второй роты
                                               подпоручик _________
Мнение начальников: С мнением командира роты согласен.
                                                Командир отдельного                                                       
                                                Черемховского батальона
                                                Полковник: Богатноу.

В связи с коллективизацией, в 1929 г. был издан «Список населенных мест Иркутского округа Сибирского края», по его данным, на заимке увеличилось число хозяйств, но численность жителей не увеличилась так существенно: в 15-ти хозяйствах проживали 77 человек. Увеличение числа усадеб связано с заселением в советское время острова посторонними людьми. Кроме бывших работников и их разросшихся семейств, поселились на заимке, по данным Невидимовой Елены Михайловны, Пеховы, Соколовы, Самсоновы и др., «..всего 8-10 домов с огородами возле реки в некотором отдалении от усадьбы Турашвиль».

Несмотря на столь экзотическую для Сибири фамилию, грузин Турашвили Георгий Моисеевич, 1887 г.р., был напрямую связан с Невидимовыми. Это был политический ссыльный, женился на старшей дочери Петра Николаевича (4 поколение) Невидимова Пелагее. У них всего было 4 детей, и в 1928 году  Моисееичем (как все его звали) была заложена странная традиция: начиная со своей любимой дочери Степы, которую отец не захотел хоронить на общем кладбище в Нижней Ирети, всех умерших близких Турашвиль стали хоронить в саду.

На снимке 1929 года по случаю годовщины Степы Турашвиль – 41 человек, причем, именно Невидимовы.

Все жители заимки Невидимова, август 1929 г.
Все жители заимки Невидимова, август 1929 г.

Следовательно, более половины населения имело еще отношение к фамилии основателя. Кроме того, сильно менялась численность Невидимовых летом, когда из Иркутска, Черемхово, Нижнеудинска приезжали на родину многочисленные родственники. Вообще, все Невидимовы, где бы они ни жили, всегда роднились и знали все друг о друге. Этому немало способствовал обычай крестить, отпевать и венчать в церкви с многочисленными свидетелями и гостями, являющимися близкой и дальней родней.

В архиве БТИ Черемховского района сохранилась «Похозяйственная книга 1940-1942 г. г. заимки Невидимова». В это время здесь проживали в 24 домах лишь 6 взрослых мужчин с фамилией Невидимовы. Хотя некоторые жители были женаты на женщинах из рода основателей и имели другую фамилию.

К этому времени практически слилась с основной заимкой дореволюционная заимка Переляева, находившаяся напротив острова с восточной стороны.

В 60-х годах XX века на восточной стороне острова построили пионерлагерь «Таежный» Черемховского Рудоремзавода, затем это место стало базой отдыха.

К лету 2007 года на заимке проживали посторонние Невидимовым люди: Непомнящих и Куриловы, сторожившие базу отдыха. Если раньше жизнь здесь кипела, то в начале двухтысячных начался застой. Не были связи, сотовые телефоны не работали, телевизионные передачи принимали только спутниковые антенны.

Сегодня, с возрождением православия на Иретско-Голуместких землях (восстановление Голуметского Никольского храма, также связанного с фамилией одного из рода  Невидимовых — Гавриила Николаевича Невидимова), Невидимово оживилось, здесь в корпусах бывшего пионерского лагеря разместился областной детский православный лагерь «Родники».

Род занятий жителей

Практически все, что нужно для жизни, производилось на заимке, то есть, у Невидимовых было натуральное хозяйство. Традиционно все Невидимовы занимались земледелием, причем, поскольку земли было достаточно, и урожаи были неплохие, занимались еще и товарным зерноводством. Практически у всех основателей собственных невидимовских кланов были мельницы, очень известные не только по всей округе, но и в Балаганском уезде. На заимке Невидимовой мельница была большая, двухэтажная, возили на нее зерно крестьяне со всех близлежащих мест.

Главный доход Невидимовы получали от мельниц, но занимались также и товарным зерноводстовом. Усовершенствовали мельничные жернова и стали молоть муку тонкого помола высшего качества — крупчатку, которую продавали не только в Голумети и Черемховском, но и оптом на ярмарках в Балаганске и Иркутске.

Кроме того, занимались товарным животноводством.

С самого основания в Саянах французом Жаном-Пьером Алибером графитового рудника, старшее поколение Невидимовых занималось извозом графита высочайшего качества. Вплоть до конца двадцатых годов прошлого века Невидимовы еще занимались Саянским вывозом, так что этот промысел можно считать наследственным.

На самой заимке производилось для нужд ее жителей все самое необходимое и даже более. Так, была довольно большая пасека, поскольку всегда, и зимой, и летом, по воспоминанию Невидимовой Е.М., в чулане стояли бочоночки с медом.

Выращивали овощи: капусту, огурцы, морковь, свеклу, горох, помидоры, бобы и другие. Любимой поговоркой была: «Боб – хозяин огорода». Гряды были высокие, аккуратные. Картофель сажали элитных сортов, причем не так, как теперь и в то время в Черемхово. Плугом отваливали гребень, в который руками сажали клубни, заранее пророщенные. Разводили птицу, но брезговали кроликами, которых на заимке было очень много. Всегда полными стояли бочки с солодом, молотой черемухой, зерном конопли, сушеными бобами и горохом. Даже занимались садоводством: в саду росли кусты смородины, причем Невидимовы выписывали журналы, ездили на ярмарки, всегда следили за новинками, приобретали новые сорта. Там же росла крупноплодная черемуха, яблоньки: мелкие, красные, но из них делали вкусное повидло и компоты.

Транспортом обеспечивали себя сами, иногда заказывали в Голумети., но всегда под навесом стояли телеги, сани, таратайки, одры, брички и т.д.

Поскольку хозяйство было большое, у Невидимовых принята была очень мудрая система распределения работ. Так, например, у Алексеевских, кроме умерших шести (по другим данным – четырех маленьких детей) до взрослого возраста дожили 12 детей (5 поколение).

Было 6 братьев и 6 сестер, которые делились по парам: к каждой старшей сестре прикреплялась младшая: Екатерина-Анастасия, Агния-Александра, Елизавета-Анна. У сыновей: Алексей-Василий, Павел-Михаил, Иван-Валентин. Работали так: одна девичья пара весь день стряпала, готовила на кухне; вторая – в этот день стирала, мыла, чинила, ткала, гладила и т.д.; третья – ухаживала за скотом, огородом и т. п. На второй день менялись. И так в течение недели по два раза на каждой работе. По воскресеньям две пары отдыхали, а одна (как сейчас бы сказали, по скользящему графику) занималась обедами. Так же равномерно распределялась работа между братьями. Каждый хорошо знал свое дело, работал не спеша, но качественно. Поэтому труд для них был если не праздником, но приятной необходимостью. Не удивительно, что и жили хорошо, а их считали кулаками и раскулачивали.

Устройство заимки

Заимка была расположена на острове, образующемся при распадении Ирети на два рукава в нижнем течении. Река Иреть (Иретка) берез начало из подземных таежных ключей, течет с запада на восток, после распадка снова сливается и через 20 километров впадает в реку Белую. Река очень чистая и быстрая, но холодная. В створе левого рукава была мельница и накатанный мост из жердей.

Мост через реку Иреть с западной стороны острова
Мост через реку Иреть с западной стороны острова, фото начала 20 века

Противоположный берег со стороны заимки был крутой и ограничивался как бы стеной, вдоль которой шла дорога в Нижнюю Иреть с западной стороны острова, то есть, там, где стояли основные усадьбы Невидимовых. С восточной стороны позднее жили другие жители, там же находился пионерлагерь.  

Сразу с моста дорога вела в усадьбу основателя, так называемую Николаевскую. Большой дом здесь был особенно примечателен: высокий, с мезонином, на подклети, окна большие, с резными наличниками. Напротив нее через луг стояла усадьба Алексеевских. Чуть ниже – сад и усадьба Турашвиль.

Вот какое устройство усадьбы Невидимовых-Николаевских. Сразу от моста был нижний утуг, огороженный пряслом (оградой) из жердей. Он был кочковатый, но весь покрытый сочной травой. Здесь паслись гуси и утки, и тут же была устроена купальня для детей на песчаной косе. Затем шел сад, а от него начинались постройки: дом, заплот, ворота и т.д. Ворота в Алексеевской усадьбе были примечательные: двускатные, высокие, с золотистой подковой. Влево от сада была пустая земля, сплошь изрезанная тропинками, самая широкая, почти дорога, вела к реке. Были сделаны подмостки, где брали воду, полоскали белье и т. д. Отсюда тропинка шла и в нижний огород, где выращивали влаголюбивые овощные культуры: капусту, огурцы. Здесь же лежали щиты с разостланной на них коноплей. Затем находился «перегон» — строение, через которое можно было перейти прямо с площади в лес. За перегоном – кузница. Невидимовы не нанимали кузнецов, владели этим мастерством сами. Сразу за кузницей начинался омшаник, где перезимовывали пчелы, следом – верхний огород, гумно и летний загон для молодняка.

Сама усадьба была огорожена по периметру, имела квадратную форму и включала следующие строения: малый дом, навес, зимовье, баню, амбар, ледник, хлев, телятник, коровник, конюшню.

Невидимово 016
Схематичный план заимки Невидимово

Устройство самого дома, вполне европейского, по тем меркам, было следующим: стены были оштукатурены и выбелены, в некоторых комнатах – обои, полы крашеные, комнатные цветы типа фикуса, мебель венская, печь крыта изразцами. Устройством подобного рода дом был обязан хозяйке, Екатерине Потаповне Пинской, родом из Узкого луга. Это была женщина волевая, прогрессивная, обладающая организаторскими способностями. Именно при ней стали выращиваться (и поспевать!) на заимке помидоры и арбузы, что для тех времен было редкостью. Была разведена порода йоркширских свиней, устроен великолепный омшаник. В доме читали книги по агрономии, животноводству, пчеловодству.

В конце 19 века Гавриилом Николаевичем Невидимовым была на заимке построена школа, а потом на зиму стали нанимать учителя, приезжающего для обучения детей.

Дальнейшие судьбы жителей

Всегда заимка пополняла армию. Но, правда, сохранилось предание, что Гурий, Елизар и Николай не служили — были деньги, могли откупиться.

К 1920 году мужиков почти не осталось, а потом они стали приходить, но уже совсем другие. В одной семье братья оказались по разные стороны. Так и Невидимовых коснулось классовое расслоение. Например, старший сын Алексеевских, тоже Алексей (5 поколение), еще в 1905 году был призван в армию и стал кадровым военным. Павел (5 поколение), который закончил в Иркутске семинарию и женился на дочери знаменитого голуметского священника отца Фортуната Румянцева — Елизавете Фортунатовне, был до армии учителем  и директором первой школы в Зиме, а затем, во время гражданской войны, ранен под Петроградом в 1918 году.

Интересен рассказ их дочери, Невидимовой (Ермольевой) Людмилы Павловны (6 поколение), жившей в Черемхово, а последние годы — в Саянске.

После ранения Павел находился на излечении в Петрограде, и Елизавета поехала за ним, везя букет полевых цветов с заимки. На каждой станции она выбегала за водой, чтобы цветы доехали живыми, напомнили любимому родной дом и помогли ему выздороветь.

img 0553
Ермольева (Невидимова) Л.П.

Большая часть вернувшихся Невидимовых к 1920-му году составляла основную часть так называемых «зеленых», которые в районе Голумети жили в тайге на дальних заимках и пытались вернуть прежнюю жизнь, сражаясь против большевиков. Так, забирали хлеб, скот у своих же братьев, которые не хотели вести подпольный образ жизни, а работали на заимке: Валентина и Михаила. Были случаи и расправ как над зелеными, так и над крестьянствующими, где были замешаны близкие родственники Невидимовы. Но, если Алексей Алексеевич Невидимов после жизни в зеленых бандах выжил, приехал в тридцатых годах в Иркутск, где жила с детьми его младшая сестра Александра и жена Агния с сыном Юрием, то сын Гавриила, тоже Гавриил, был настрелян в 1920 году в Баталаево под Голуметью, когда регулярными красными войсками был подавлен белогвардейский и кулацкий голуметский мятеж.

Интересна судьба семьи младшей дочери Гавриила Николаевича Невидимова (4 поколение)– Зинаиды (5 поколение). Отец умер в 1903 году, Зине было всего семь лет. Ее опекал браг Гавриил, тот, что сражался против совестной власти.

olympus digital camera
Зинаида, Гавриил Невидимовы и его дети

А она, напротив,  знакомится с политссыльным латышом, доктором Рейнольдом Карлссоном, выходит за него замуж, рожает дочь Риту (6 поколение). В 1919 году ее муж организовывает знаменитую Гымыльскую коммуну, о ней было известно даже В.И.Ленину, а в помощь коммунарам поступали государственные субвенции. Во время колчаковской власти ее мужа — коммунара арестовали, говорят, даже и братья Зинаиды при этом были. Рейнольд попал в тюрьму в Иркутске (где позже сидел и сам Колчак), в камере с ним находился художник, который рисовал все, что видел. Когда Карлссона расстреляли, родным передали среди вещей покойного чистый лист бумаги. Дома, нагрев его, Зинаида увидела проступившее четкое изображение мужа.

Невидимово 009
Рейнольд Карлссон,
тюремный рисунок

Видимо, художник рисовал вслепую, симпатическими чернилами, скорее всего, молоком. Оригинал этого портрета хранится в музее истории Черемховского района.

Вообще же, самой мощной фигурой в роде Невидимовых был Гавриил Николаевич Невидимов (4 поколение). После его смерти в 1903 году в «Иркутских епархиальных ведомостях» ему был посвящен некролог на 9 страницах. Чем же крестьянин Невидимов заслужил это? Это был человек, живо помогающий людям, просветитель, миссионер и попечитель. Он открыл несколько школ и училище для русских и бурятских детей в Голумети (1891 г.), Русской Алари, Гымыли и на заимке Невидимова (1893 г.). Являлся на протяжении 20 лет бессменным и очень деятельным председателем попечительского Совета по строительству Голуметской церкви. При нем сумма денег выросла в 10 раз, с 3-х до 30 тысяч. Голуметское сельское общество избрало его волостным судьей, и не было потом судьи более справедливого и уважаемого. Всегда жертвовал на все благие дела собственные сбережения, был попечителем Малышевской женской школы. Его несли на руках 12 верст от дома в Русской Алари до Бажеевской церкви, где сутки весь народ окрестных сел мог прощаться с ним. За заслуги перед царем и Отечеством имел следующие награды: Высочайше пожалованную серебряную медаль, от Святейшего Синода – грамоту и библию, от Голуметского сообщества – Почетный адрес, Иркутским Епархиальным ученым Советом представлен к золотой медали.

Многие Невидимовы в 30-х годах были репрессированы, кто за кулацкое хозяйство (Невидимов Валентин Алексеевич – 5 поколение, сослан в Читинскую обл.), кто за антисоветскую деятельность, как Невидимов Алексей Алексеевич — расстрелян в 1938 году (5 поколение). В 1930-х годах в Иркутске существовало подпольное сообщество людей с военной выправкой, где бывшие офицеры называли друг друга по званиям и твердо верили в то, что дни советской власти сочтены, в нем состоял и бывший кадровый офицер царской армии Невидимов А.А.

Вообще же, из рода Невидимовых вышло много ученых, финансисты, писатель, поэт, крепкие хозяйственники, промышленные и крестьянские руководители, фермеры и государственные служащие. Отличительная особенность выходцев из этого рода – порядочность, доброта, ум и умение трудиться.


Перейти к содержимому