картинка
Блог

С Севера русского — к морю Сибирскому

И — наоборот. А возможно ли это?


Как мы мечтали когда-нибудь своими ногами ступить на землю предков наших первопоселенцев — русских первопроходцев, промышленных людей, пашенных крестьян, — всех тех, о ком принято говорить — они были первыми. Не в том смысле, что первыми людьми вообще, а — первыми русскими, появившимися на наших сибирских, а конкретнее — черемховских землях Приангарья, Восточного Присаянья и еще шире — Прибайкалья. Именно их культурный багаж, тот стоявший за ними невидимый мощный опыт поколений, дал возможность им, а затем и нам, их потомкам, не потеряться и выжить в новых и таких нелегких сибирских условиях. И не просто выжить, а пустить корни и дать жизнь новому свободному племени русского народа — сибирякам.

Слайд1 — копия

Все мы знаем, что русских людей, живущих рядом с северным морем, на Русском севере, отличает свободный дух, и это закономерно: ведь тут никогда не было крепостного права. Впрочем, как и у нас в Сибири. Потому северяне и сибиряки — независимые, смелые, даже творческие люди, не боящиеся нового и твердо стоящие на земле.

А теперь внимание: как зовутся люди русские, живущие на берегу Белого моря? Правильно, поморы. А как зовутся русские люди, живущие по берегам русского внутреннего сибирского моря, озера Байкал? Правильно, поморы. И почему судна, на которых проникали вглубь Сибири первопроходцы, звались так же как на Русском Севере, да и до самого начала 20-го века сохранялись эти названия на наших сибирских реках: паузки, кочи, карбасы, струги?

И с чего бы такое совпадение?


Вот-вот, и мы почти уверены, что первыми были здесь именно выходцы с Русского Севера, ведь для них акклиматизация, в силу схожих погодных условий, не страшна, независимость — та же, земли — сколько хочешь бери, лишь бы сил хватило. Значит, все же они, северяне?

Как бы доказать это? — осталось всего-то ничего — попасть на землю исхода. И вот — какая удача! Наш директор, Елена Алексеевна Горбунова, стала участником Школы музейного развития в Тотьме, это Вологодская область. Так вот они откуда: наши Вологжанинины, Каргопольцевы, Устюжанины…

Получается, спустя три, даже три с половиной столетия в качестве своеобразных культурных репатриантов, мы смогли попасть на землю предков наших первопоселенцев.

img 20211020 230128 256

Это была шестая музейная Школа «За границами столиц». В ней приняли участие 73 человека из 19 регионов страны, 15 экспертов из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Вологодской области. А также 33 участника заочно из 25 населённых пунктов и 20 регионов страны! Вот такую большую и дружную команду объединило Тотемское музейное объединение.
Эксперты делились опытом в издательском, проектном, фондовом деле.

Говорили о том, как правильно экспонировать музейные  предметы и создавать вокруг них пространство. Особый интерес вызвала такая форма экспонирования как открытое хранилище. Это когда все имеющиеся в фондах музея предметы единого наименования, например, прялки, которых здесь не одна сотня, становятся доступны посетителям все вместе и разом.

Вот это да! Неужели мы сможем найти здесь что-то похожее на наши музейные прялки, именно сейчас экспонирующиеся у нас на выставке «Московский тракт. Верста 6360» по истории освоения сибирского пространства и Черемуховой пади?

img 7543
Прялки из музея истории города Черемхово

Правда, по сравнению с вологодскими, наши сибирские прялки очень даже, как бы сказать помягче, простенькие. Вот настолько, что никаких не то что резных орнаментов, но даже и просто цветных нюансов нет. От слова совсем.

А может, все это потому, что прялки эти созданы были для обычной работы, и строение их элементарно, даже рудиментарно. Так это что же, значит, мастера, создававшие на Русском севере такие произведения народного искусства, просто не доехали к нам в Сибирь, потому и украшать здесь домашний инструментарий было некому? А может, причина в другом? Во всяком случае, появились проблемные вопросы, а значит, впереди исследование и ответы.

Например, такие. Как определить по рисункам на самоткани, одежде и рушниках происхождение этих изделий?

Да почему, наконец, и туеса наши, активно прожившие на сибирском участке Московского тракта вместе с черемховскими ямщиками, не очень похожи на изукрашенные туеса Тотьмы? Да и сами туесные замки на наших выставочных экспонатах тоже другие?

Все новые и новые проблемные вопросы и, соответственно, поисковые векторы. Но теперь, когда у нас появились друзья-музейщики в Тотьме, мы понимаем, что уже не одиноки в своих изысканиях.

Ведь мы учились в музейной школе не только как создавать ролики, чтобы они были интересны не только авторам, а еще и как дружить с соцсетями (и их пользователями), и каким контентом их (соцсети, разумеется) наполнять.

А ещё было много разговоров с коллегами, обмен опытом и множество советов.
Было любопытно, познавательно, ново!

img 20211020 230128 261

Хочется сказать спасибо всем: и тем, благодаря кому состоялась эта поездка, и тем, с кем провели это время вместе, и тем, кто заботился, переживал и обеспечивал нам комфорт!


А что же осталось с нами? Множество идей, планов, новых знакомств и стойкое желание вернуться в Тотьму через год!


Skip to content