Бессмертный полк,  Бессмертный полк П

Пестюрин Николай Герасимович

Из воспоминаний Пестюрина Николая Герасимовича

Когда началась война, в селе (Бельске) состоялся митинг. У старого клуба стояла башня, и на ней висел колокол, в этот колокол били, приглашая людей. Потом к нему поставили 3-х дежурных, в их числе был Николай Герасимович. В башне находился пожарный инвентарь. Во время дежурства ночью объезжали поля, смотрели, чтобы не было поджога хлеба. Один дежурит у башни, а двое едут по полям, по фермам. Так прошло лето. Зимой уже не дежурили.
До августа 1942 года Николай Герасимович работал на полях на жатке. В августе жали рожь с Доровским Александром Филипповичем и Дмитриевым Константином Максимовичем, у каждого было по три лошади. Гусевиком на передней лошади у Николая Герасимовича был Ларионов Александр Андреевич. Они были в поле, когда приехало начальство из района проверять жатву и говорят: «На мужчин 1924 года рождения пришли повестки». А они все были с этого года. Выпрягли коней и поехали домой.
Дома Николай попил чаю и увидел, что отец идет с повесткой, в ней говорилось, чтобы завтра явиться в военкомат. Отец заплакал, так как Николай Герасимович был последним из четырех братьев, взятых на фронт. 15 августа 1942 года выехал в Черемхово в военкомат, прошел комиссию. После медосмотра ему предложили сделать операцию, он отказался, потому что хотел идти в армию. Его оставили до особого распоряжения.
15 августа приехал домой, а там уже повестка, и 17-го его отправляют в Читу-1 в полковую школу. С августа по октябрь 1942 года учится на младшего командира. Перебрасывают в Дацан, в 80-й стрелковый полк. Там ему снова предлагают сделать операцию. Перед операцией он стоял на посту в сапогах и отморозил ноги. В госпитале, когда делали операцию, он потерял много крови, на ноги никто не обратил внимания. Но все-таки вовремя заметили, и до гангрены не дошло. Ноги еще долго гнили, но все-таки зажили.
С декабря 1942 года по октябрь 1945 года он служит в 1-м отдельном мотострелковом полку автоматчиком. Из Дацана часть выехала в Монголию. Раньше времени выписавшись из госпиталя, так как не хотел отставать от своих ребят, уезжает со своей частью. В Тансак-Булаке попал в учебный батальон учиться на командира, учился 6 месяцев. Присваивают звание младший сержант.
Пальцы ног продолжают болеть. Приемная комиссия повернула все по-другому. Он сказал, что его дядя был раскулачен. Николая Герасимовича переводят в Замин-Уде в 1-й мотострелковый полк, где он служит до 1945 года. Когда началась война с Японией, в часть приехал генерал-полковник Исса Александрович Плиев. Он командовал отдельной 27-й Русско-Монгольской группировкой, принял все войска, и заиграла боевая сирена.
Началась сирена после обеда и продолжалась до 3-х часов ночи, а в 4 часа перешли границу. Шли по Долгиновскому тракту в направлении Желтого моря. Прошли пешком 600 км. Передняя рота попала в окружение, и роту Николая Пестюрина отправили ей на помощь. Завязался с японцами бой, окружение прорвали.
Воинская часть шла по пустыне Гоби до Японской обороны. Было очень трудно, негде напиться и напоить лошадей, все колодцы отравлены. Японский укрепрайон был мощным. Толщина бетонных стен 2 метра, кругом заминировано на 1 км, снимали по 71 мине. Кругом доты и дзоты, укрепрайон находился за городом Жамбием. Строили его китайцы, а после строительства их всех убили. Их оборону взять не смогли, и наши войска стали обходить этот укрепрайон, а японцы в это время убежали.
У Хингана они встретили 4-ю и 6-ю китайские революционные армии, а вскоре закончилась война.
Случай из армейской жизни: когда они перешли границу, из-за сопок вылетел самолет, все думали, что японский и начали стрелять и сбили. Он сел и оказался нашим с командиром Плиевым. А 3-й полк после ошибки со своим самолетом сбил еще один самолет с монгольским командиром Чойбалсаном. Когда же прилетел японский самолет, то думали, что наш, а он наделал много бед.

Воинскую часть переводят в Замин-Уде, началась расформировка. Николай Герасимович попадает в Улан-Батор и служит там до 1947 года. Перед демобилизацией часть выводят в Борзю и вливают в 6-ю танковую армию под командованием Кравченко. Из этой части он демобилизуется в марте 1947 г.


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Я понимаю
Политика конфиденциальности