Столетие Комсомола

Самое начало

Трибунский Иван Пантелеймонович

Один из первых черемховских комсомольцев 20-х годов, тогда — шахтер Гришевских копей — Иван Пантелеймонович Трибунский написал книгу воспоминаний «Годы двадцатые», в которой подробно вспоминает события первых лет комсомола на черемховской земле.

В начале февраля 1920 года, когда Черемхово наконец-то вздохнуло свободно, в город вошли части Красной армии, на станции расположился агитпоезд. Как вспоминает Иван Пантелеймонович Трибунский, он вместе с товарищами-шахтерами Гришевских копей пешком за шесть километров ходил в Черемхово, чтобы послушать агитаторов из поезда на митингах. 

Отовсюду: с окрестных деревень, заимок, копей — на подводах, пешком собирались жадные до правды люди. 

Итак, КАК ЭТО БЫЛО…

— У вас знают о городском митинге рабочей молодежи? — спросил встретивший меня молодой политработник.
— Нет. 
— Здорово! По всему городу объявления, а вы не знаете!
— Так мы же в шести верстах от города!
— Ничего! Командируйте хотя бы двух-трех человек, — и добавил: — Комсомол будем создавать.
— Комсомол? — переспросил я — А что это такое?
— Приезжай! Узнаешь.

Потом я увидел развешанные на заборах объявления:
«23 февраля в 11 часов утра в помещении Народного дома состоится митинг рабочей молодежи. Все на митинг!
ОРГБЮРО молодежи».

Далее целиком представлен текст о первом в истории Черемхово митинге рабочей молодежи. Именно здесь вступили в комсомол первые черемховские юноши и девушки.

Это было так…

Народный дом полон. Зал гудит как встревоженный улей. На головах у ребят буденовки, папахи, ушанки, теплые кепи. Такая же пестрота и в верхней одежде. Ее никто не снимает: в зале холодно. Среди молодежи немало средневозрастных. Это люди, жадные до любого свежего слова. Печатное им недоступно по безграмотности, вот они и ходят на все митинги, доклады и собрания, включая женские.
Зал замер, когда политработник, который встретил меня в агитпоезде, начал говорить о напряженной обстановке, о том, что нам, молодежи, нужно объединиться, создать свою организацию, чтобы сообща вести борьбу не только с открытой контрой, но и с затаившимся классовым врагом, чтобы вместе с большевиками взяться за строительство нового общества, новой Советской России.
— А членов партии в Союз молодежи принимают?
— Безусловно, если тебе не больше двадцати трех лет.
Представитель укома партии сообщил, что партийная организация избрала организационное бюро. Члены оргбюро — молодые коммунисты — присутствуют здесь и сейчас будут записывать желающих вступить в Союз молодёжи.

А далее началось невообразимое. Иван Трибунский так описывает самый важный момент: первую запись юных черемховцев в комсомол.

Вмиг стало шумно.

К столам, где сидели члены оргбюро, направились желающие стать комсомольцами. Поспешили и мы со Степой (Адаманцевым).
Всего записалось не менее восьмидесяти юношей и девушек,
главным образом, с шахт, расположенных вблизи города. С дальних рудников присутствовали только отдельные представители.
Для участников митинга артисты агитпоезда дали концерт. Потрясающе впечатление произвела на нас декламация впервые услышанного «Левого марша» В.В.Маяковского. Артист в матросской форме, с маузером в руке, декламировал:
Тише, ораторы!
Ваше слово,
Товарищ маузер!

А затем собравшимся показалось, что лично каждого, словно командир партизанского отряда, только что защищавшего Черемхово от колчаковцев, сурово спрашивает артист из агитпоезда.

Все затихли, когда артист, решительно шагнув к рампе, сурово спросил словами поэта:

Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Итак, старт-ап, говоря языком современной молодежи, состоялся.
А что было дальше, как развивались события в Черемхово после 23 февраля в далеком 1920 году?

Об этом вы узнаете из статей, фото репортажей и видео
на нашем сайте.

Следите за публикациями!

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Я понимаю
Политика конфиденциальности