Бессмертный полк,  Бессмертный полк О

Орлов Николай Иванович

Из воспоминаний Орлова Николая Ивановича

В субботу 21 июня 1941 года ходили в кино, пришли в 2 часа ночи, легли спать. В 4 начало светать. Командир взвода Завьялов, дежуривший по части, заходит в палатку и говорит: «Стоит везде гул, слышны взрывы». Опять уснули, а через 15 минут — тревога. Посадили всех на машины повезли к границе, у всех были винтовки. Командир части был на станции, в это время ее бомбили, и его ранило. Когда они проезжали мимо, он помахал им рукой.
23 июня начали отступать, вернулись в Белосток. А 28 июня немцы были уже в Минске. Началась бомбежка, и все разбежались, командиров тоже не было. За Белостоком их собрали и отправили вылавливать банды. В Белостоке остановились ночевать, немцы ворвались на танках, многие погибли. Вышли из города — налетели немецкие самолеты бомбить. Все побежали в сторону по полю с рожью, и за Николаем погнался самолет, стреляя из пулемета. Разворачивается, и снова ему навстречу, Николай Иванович сумел убежать от него в лес. Остался один и 5 дней блуждал со своей винтовкой в белорусских болотах и лесах.
Вышел на гул машин, видит: немцы ведут колонну военнопленных солдат. Перешел шоссе, увидел дым, у костра сидели два солдата и что-то варили в котелке. Он немного отошел в лес и уснул, проснулся от работы пулемета. По лесу шли немцы. Побежал мимо костра и на ходу схватил котелок, там оказался горох. Шел по лесу и ел. В лесу лежали несколько кулей муки. Видит: по левой дороге едет машина, притаился, в кабине сидит офицер и шофер, оказались нашими. Они остановились, в будке оказались еще солдаты. Его подобрали. Ехали по шоссе, нарвались на немецкую засаду, машина опрокинулась в кювет, и их взяли в плен.

В первом лагере в г. Свонь сидел месяц, сначала кормили нормально, потом плохо. Насобирали всех целую колонну солдат почти с полкилометра, все слабые, обессиленные. Кто сзади падал, пристреливали. Привели всех в пересыльный лагерь на острове Мозавецкий. Посадили в товарные вагоны и повезли в Германию.
В лагере нас было 200 тысяч человек. Находился он недалеко от города Нинбург. Жили по 20 тысяч в небольшом редколесье. Зимой сами рыли норы и спали в них, прижавшись друг к другу. Кормили плохо, давали булку на 10 человек. Они брались за руки и шли, чтобы не убежал тот, кто нес хлеб, еще давали чай, не чищеную картошку. Там он сделал ложку из сука и берег ее.
В этом лагере отбирают 40 человек и привозят в Нинбург, а затем в деревню
Штамки. Зимой 41-42 г.г. не работали, жили в сарае, все время лежали. Когда дадут ломоточек хлеба, его не ели, а сосали, чтобы утолить голод. От голода сосед Николая опух и умер.

Поварами были украинцы 5 человек. Какие продукты давали, большинство они съедали сами. Николай Иванович однажды подошел и сказал что суп — одна вода, так повар вышел из кухни и пинками выбросил его из помещения. Сорок человек находились в деревне, разбили по 20 человек и гоняли работать на нефтепромыслы. Копали канавы, прокладывали трубы.

А когда под Сталинградом разбили Паулюса, немцы стали относиться и кормить лучше. Ходили они на работу с часовым, а жили за колючей проволокой. Перед новым 1944 годом отправляли чистить от нефти полотно железной дороги. В группе были пленные разной национальности: французы, чехи, сербы, они получали от Красного Креста помощь. Когда чистили полотно, недалеко стоял вагон с этой помощью. «Мы подкрались к нему — говорит Николай Иванович — и взяли два ящика и еще две упаковки. Часовые были из фронтовиков и молчали. Мы все это положили в тележку и закрыли шинелью. Когда делили, мне досталось сто пачек папирос и две посылки на троих, а там — масло, колбаса, шоколад! Папиросы я менял на хлеб полякам, так как не курил».
Освободили их 10 апреля 1945 г. англичане. Он жил месяц в Нинбурге у англичан. Всего было 7 тысяч, и только русские. Кормили лучше. Давали плитку шоколада, 5 конфет, 15 сигарет, коробок спичек, в столовой обед из 4-х блюд. Всех пленных построили колонной и с портретами Рузвельта, Черчилля, Сталина перевезли через Эльбу и передали русским. Всех проверял особый отдел, сформировали по­батальонно и они шли пешком до Барановичей с отдыхом. Там месяц пилили дрова для аэродромной службы.

Затем отправляют в Караганду 5 октября 1945г. Там трест «Молотов уголь» строил дома, и они принимали участие в этом строительстве до 1947 года. Получил документы и наконец-то в августе 1947 г. демобилизовался домой.


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Если вы не против, просто продолжайте им пользоваться.
Я понимаю
Политика конфиденциальности